Четверг, 26.04.2018, 21:57
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Главная  |  Мой профиль |  Выход  Пользовательское соглашение | Правило публикации материалов  | 
Железо

 

Меню сайта

Реклама

Навигация
Технология металлов
и других конструкционных материалов
Черный хлеб металлургии
Защита нефтяных резервуаров от коррозии
Конструкция железнодорожного пути
и его содержание
Путь в космос
Метеоритные кратеры на Земле
В мире застывших звуков
Рентгенотехника
Наука и техника
Термодинамика
Ручная ковка
Юмор

Реклама

Форма входа

Статистика сайта
Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Сегодня были:



Главная » Статьи » Юмор

Сколько стоит юмор

 Свою тетушку Милицу Петровну папа просто обожал. Мама же, мягко говоря, несколько недолюбливала ее. 

- Вон твоя фокусница Милица пожаловала,- говорила она, увидев мелькнувшую в окне зеленую, в форме галоши, велюровую шляпку папиной тетушки. 

- И чего ты на нее взъелась? Человек обладает здоровым чувством юмора, а ты...- пожимал плечами папа и спешил в переднюю встречать тетушку. 

 Милица Петровна входила в комнату, тоненькая и изящная, несмотря на свои шестьдесят, отвешивала всем старомодный полупоклон и озорно поблескивала глазами-вишенками. 

 Своими «фокусами», так называла эти розыгрыши мама, Милица Петровна прославилась с первого дня приезда в наш город. Прямо с вокзала она позвонила папе - он работал директором музея - и сказала: 

- Это директор? Алексей Семенович? Сообщаю: ваш музей горит! 

- Что? Горит музей? - так и подпрыгнул в своем кресле папа, а Милица Петровна таким же тоненьким и певучим голосом продолжала: 

- С праздником тебя, Алексей. С наступающим... Не пугайся. Это я. 

- Фу, как ты меня напугала, тетушка,- отдувался в телефонную трубку папа.- Я думал и вправду. Мурашки по коже... 

 За праздничным октябрьским столом в нашем доме, когда все рассаживались за накрытый белоснежной скатертью стол, Милица Петровна, продолжая разговор с нашей соседкой, сказала: 

- Танечка, разрешите я запишу ваш телефон? - вынула из сумочки блестящую, с золотым пером авторучку, лихо тряхнула ей над скатертью, ойкнула и приложила ладонь к щеке: 

- Боже! Что я наделала? 

 Мы глянули: на белом полотне скатерти расплылось лиловое, величиной с блюдце, со страшными рваными краями пятно. Гости дружно ахнули, мама выронила тарелку и схватила себя за голову, а Милица Петровна рассмеялась: 

- Друзья мои! Это же шутка,- своими тоненькими пальчиками она сняла со скатерти вырезанный из целлофана в форме кляксы листок и потрясла им в воздухе.- Ха! Детская шутка. 

 Раздался вздох облегчения, общий смех, и гости приступили к ужину. Но папа еще долго не мог успокоиться. Стоило ему взглянуть на тетушку, как его полное тело конвульсивно дергалось, и он прикрывал салфеткой рот. 

- Это даже неприлично. Ты так хохочешь,- строго заметила мама.- Не пей больше. 

- Ты просто не понимаешь юмора,- сказал папа, не в силах побороть смех, и потянулся к графину. 

 После этого случая Милица Петровна стала у нас частой гостьей и не было дня, чтобы она не порадовала папу и нас, детей, своей выдумкой. То она с закрытым ртом лаяла по-собачьи, и мы ползали по полу на коленях, заглядывая под диван и под стол, разыскивая щеночка, то вдруг обнаруживали под диванной подушкой дохлую мышь, и дети поднимали дикий визг и переполох, но при внимательном рассмотрении оказывалось, что это не мышь, а искусно сшитое из бархатной тряпочки чучелко с бисеринками глаз и длинным хвостиком. 

 Много было всего, и каждый раз новое, неожиданное. Тетушка Милица никогда не повторялась и мы, дети, как чуда, ждали каждый раз ее появления. 

 Под Новый год папа пригласил в гости всех, кого мог, большей частью товарищей по работе. Милица Петровна запаздывала. 

- Наверняка, что-нибудь изобретает интересное, - говорил папа друзьям.- Знаете, какая она шутница? Сейчас я вам расскажу. 

 И папа поведал сослуживцам и про телефонный звонок о пожаре, и про дохлую мышь... В комнате то и дело слышались взрывы смеха, и громче всех хохотал папа. 

- Вот увидите, она приготовила что-нибудь сногсшибательное и на сегодняшний вечер,- и папа заранее улыбался. 

 К приходу тетушки Милицы атмосфера в доме была наэлектризована. 

- Алексей! - врываясь в комнату в запорошенной снегом шубе и своей неизменной шляпе-галоше, закричала Милица Петровна. Ее красивого рисунка губы мелко дрожали. Она простерла в сторону окна руку, и кончики ее пальцев тоже подрагивали.- Леша! Там у подъезда какие-то люди отвинчивают у твоей машины колеса! Ты слышишь?! 

 Отец приподнялся, все в нем начало вибрировать: губы, щеки и даже нос. Студнем колыхался живот. Он развел в стороны руки и театрально потряс ими:

- Ну, что я вам говорил? Видите, да? - и рухнул в приступе смеха на диван.- Умора! - стонал он, катаясь на спине. 

- Что? Это шутка? - растерянным и вопросительным взглядом тетушка скользнула по лицам присутствующих.- Это известно? 

- Еще какая! - булькание в папином горле стало переходить в хрип.- Еще какая шутка!! 

- Леня, перестань, - к дивану подошла мама. - Это просто неприлично. Ты как ребенок. 

 В половине второго гости стали подниматься из-за стола. 

- Я провожу тебя, отвезу на машине, дорогая моя тетушка,- проговорил папа и галантно подал ей шубу.- Этот вечер я никогда не забуду. 

 На крыльцо провожать тетушку вышли все наши. 

- Что? Где колеса?! - воскликнул папа и повернулся к тетушке.- Милица! Ну, знаешь... Твои шуточки... 

- Какие шутки? Я же предупреждала... Я же сразу... 

- Значит, это не ты? Значит, это... О, боже! - закричал папа и стукнул себя кулаком по лбу.- Сняли... Сняли колеса! Четыреста рублей! 

- Я же знала,- со скрытым торжеством сказала мама,- знала, что этот юмор дорого нам обойдется!





Категория: Юмор | Добавил: Talabas07 (07.05.2015)
Просмотров: 699 | Рейтинг: 0.0/0


Ags-metalgroup © 2018